Спектакли            Отзывы рецензии            Видеотека            Фотогалерея            Люди театра


 

Спектакль "Граница"

       
      Соавтор идеи постановки – Владимир Васько
      Пластика – Светлана Скосырская
      Стиль – Дмитрий Савинский
      Грим – Эля Макушева
      Оформление – Лидия Гусева
      Костюмы – Любовь Подгорбунская
      Свет – Лариса Комарова
      Звук – Антон Овчинников, Влад Крылов
      Музыка – Николай Попов
      Pink Martini
      Yom
      Huques Le Bars
      Эрик Сати
      Katie Melua
      Doumka Clarinet Ensemble

      Из статьи «Тексты и игры»,
      (будет опубликована в журнале «Современная драматургия», № 4 за 2015 г.):

      ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ГРАНИЦУ
      Режиссер Инна Ваксенбург и в своем московском театре-студии «На Сиреневом», и в «независимых проектах», и в постановках в рамках грантовской программы «Открытая сцена» стремится перевести исходный литературный материал – прозу или драматургию – в визуальный ряд. Сразу пройдем мимо терминов «новаторский», «авангардный», «экспериментальный» поиск, «актуальный сценический язык» и пр.
     Обозначения эти неточны и ужасно к нынешнему времени затерты. Суть не в них. А в том, что такая яркая визуализация авторского текста через изобразительно-действенный, невербальный, план – так сказать, «фирменный», режиссерский авторский почерк Инны Ваксенбург.
     В конце весны - начале мая она показала на площадке творческого центра «Фабрика» свою новую премьеру, спектакль «Граница», по давней пьесе Славомира Мрожека «Дом на границе». Изначально это была телепьеса. Сам Мрожек воспринимал ее как рассказ, но позже адаптировал к сцене. Последние два-три сезона эта пьеса оказалась необычайно востребованной на сценах России и Украины. Ее «предсказанная» актуальность» попадает ныне в едва ли не самую болевую социо-политичекую точку.Фабула такая: путем неких манипуляций дипломатические чиновники добиваются нового прочерчивания межгосударственного рубежа – и он проходит по усадьбе добропорядочной семьи, буквально через их дом. Сад по одну сторону границы, дом по другую. Граница идет через столовую, незваные гости на семейном ужине, чиновники делают «растаможку» продуктов тут же на обеденном столе.
        Граница прошла по супружеской постели… весь бред унизительнейших ситуаций по досмотрам, запросам, разрешениям легко представить! Шлагбаумы и пункты пропуска установлены между буфетом и столом. Частные семейные, деловые, хозяйственные и личные отношения становятся частью межгосударственных и дипломатических проблем. Нынче такими поделенными прямо по огородам стали городки и села в белорусском, российском, украинском, польском, молдавском, румынском приграничьях.
        Супруги Ричард и Сара превращаются в любовников Макса и Долорес и вновь обретают свободу и радость в любви. Отсюда родилось сценическое решение спектакля. Декорации решены в меру условно. В центре гостиной я ввела круглый подиум, при небольшой высоте он достаточно органично вписывается в общий вид. Круглый подиум - обобщённое место действия. Это и супружеское ложе, и кафе-бар, это площадка-ринг Ричарда-Сары, просто планета Земля, на которой человек обречён на одиночество.
        Пьеса «Дом на границе» поставлена в последние сезоны, например, в России – в Биробиджанской областной филармонии епархиальным молодёжным театром-студией «Образ», в Литературном театре Дома Культуры Моряков в Калининграде, в студенческом театре НИУ БелГУ; в Украине – в Херсонском областном академическом музыкально-драматическом театре им. Кулиша и в Киевская академическая мастерская театрального искусства «Сузір'я»…
        Ваксенбург оставила от текста только самые ключеные фразы – чтобы был понятен исходный посыл сюжета и чтобы сохранилась связность причинно-следственного ряда. И назвала спектакль – «Граница», указав в программке: «по мотивам пьесы». И заново обозначила жанровую природу: «причуда». Все причуда! Причудлив мир, в котором мы живем; придумки и деяния чиновников – причуды! Из-за них жизнь вовск выворачивается наизнанку. Но, главное, - причудливо воображение художника, и невероятным образом отражаются причуды жизни в причудах творческого воображения. Само по себе пространство игры Ваксенбург и соавтор идеи постановки Владимир Васько не загромождают вещами...
                Стол, постель, стулья, какие-то пуфы, ящики, немного одежды, посуды – только то, что необходимо для обозначения пространства дома. И среди этого устроенного, устоявшегося быта семьи возникают шлагбаумы, разграничивающие линии, столбики новой границы. И тогда пространство жизни начинает заново переустраиваться новыми, причудливыми направлениями вынужденного движения (постановщик пластики Светлана Скосырская). Какие-то нервно-взбрыкливые и при этом вальяжно величавые жесты и позы «главного от чиновников» - Дипломата. Он норовит передвигаться весомо и внушительно, по периметру квадратной площадки, по прямым линиям.
        Но его все время сносит – ведь ему мешают «линии» прежней жизни несчастной семьи. То он оказывается не вовремя у стола. То попадает в самый неподходящий момент в супружескую постель… Члены семьи пытаются вписаться в эти новые навязанные траектории. Раз за разом и глава семьи, и Тесть, Жена и даже вечная назидательная спорщица Теща начинают одно и то же движение – такой своеобразный рефрен-знак: попробуем теперь, как нам предписывают. Но их тоже сносит – то с их пути, то вообще из комнаты. Временами упорядоченное движение смывается стихией почти конвульсивной групповой пляски-пантомимы. Но, ломая устоявшуюся жизнь, «государственная политика» начинает и сама ломаться и конвульсировать – ибо она же не в сама по себе!
               И пластика Дипломата тоже то и дело становится почти конвульсирующей. То он сбрасывает пиджак, то вновь его надевает, то пытается объяснять, то командует. Он же тоже теперь – чем дальше, тем меньше – не может «вписаться… Это, однако, не бессловесное действо. Ваксенбург сохранила наиболее яркие диалоги и реплики, чтобы обострить и подчеркнуть нравственную дилемму. Глава дома – Я – с понятным напором чувств произносит: «Эта пограничная жизнь неважно действует на нервы». Еще бы! Рутинный скандал за обедом, выписанный драматургом и постановщиком намеренно стереотипными знаками и узнаваемыми репликами, невозможно довести до желанной кульминации: все время лезут новые пограничные запреты – даже для поливки сада надо запрашивать визу! И мешается этот посторонний, но уже почти член семьи, хотя и не друг дома – Дипломат, в своем парадном серо-бело-жемчужном костюме-тройке, в роскошных белых туфлях…
        В этом и смысл названия, данного спектаклю: для Инны Ваксенбург любая «граница» - порождение запретов, страхов и покорности. Их символ. Где границы терпению и покорности? Тем более, если «границы внутренних запретов» и взаимной отчужденности народов и людей, властей и граждан не только прокладываются законами, но и проходят через сердце каждого человека? Визуальная, зрелищная причудливость действа (вариаций на темы пьесы) усиливается всевозможными сценическими трюками: световыми (Лариса Комарова), звуковыми, пластическими.
       Эмоциональный эффект усиливают гротескные костюмы (Любовь Подгорбунская) и клоунский грим (Эля Макушева). Несколько интеллектуализированный, чувственно-рассудочный, если можно так выразиться, строй постановки эмоционально «подогревается» и даже уточняется музыкальным оформлением в стиле фьюджн разностилевая музыка наших и зарубежных авторов. А вживую музицирует «внутри картинки» Семен Балан (флейта, кавала).
       Конечно, такой тип театра требует от артистов особой, синтетической подготовки. В целом, с задачей справляются все – глава дома, Я, (Андрей Столяров) и Жена (Ника Ваксенбург), Тесть (Алексей Левшин) и Теща (Инна Ваксенбург), и, особенно Дипломат (Максим Макушев). Но определенных «встречных усилий» такое действо требует и от публики. Кому-то, более тяготеющему к привычному разговорно-психологическому, «похожему на жизнь» театру, эта постановка покажется слишком «крутой».
       Но она удерживает внимание молодых зрителей. И такой способ сценического высказывания позволил режиссеру Инне Ваксенбург перевести в личностный, эмоциональный пласт восприятия такие «скучные» проблемы, как «актуальность политических и социальных проблем».
       
       Валерий Бегунов
      Из статьи «Тексты и игры», будет опубликована в журнале «Современная драматургия», № 4 за 2015 г.

 











Сделано в GWT Проект основан в 2013 г.                                           +7 (499) 464-5919       inna_vaksenburg@mail.ru